Category: юмор

Category was added automatically. Read all entries about "юмор".

Васичко

Узнаю специфический юмор гопников

Мораль, соответственно, проста: "пущай благополучненький мальчик хлебнет хотя бы капельку того, чего мы вдосталь налакались". Странно, что потешное ограбление не сопровождалось дополнительными унижениями вроде пинка под зад какой, или плевка в лицо.

Васичко

Бабка

Бабка эта первый раз на глаза мне попалась, когда я еще только-только учиться в медицинском начал. Я тогда еще был ботаником таким стандартным, боялся девушек, но уже нехило выпивал.

Подошла она ко мне на улице. Обычная бабулька такая, живая, глаза цепкие, прозрачные, что удивительно для такого возраста. Цепляет меня костлявой рукой своей за локоть и начинает мне, остолбеневшему от неожиданности, вещать:

Было время — я давала по четыре раза в день.
А теперь моя давалка получила бюллетень.


У меня рот открыт, я прямо таки поражен и не знаю как реагировать. Ступор. А она внимательно, но быстро, осмотрев меня и мою реакцию, радостно загоготала и попрыгала куда-то по своим делам. Я ее видел еще потом не раз. Всегда в разных и совершенно неожиданных местах — от людных каких-нибудь вокзалов или универсамов до тихих воронежских двориков. Ареал ее обитания по всей видимости был — весь город. Миллионный, между прочим. Встретиться в нем не так уж и просто.

Помню, как на проспекте некоем Революции стояла она с табличкой "Анекдот 3 руб.". Анекдот, собственно, как показали мои три рубля, так себе был, ерундовый, но рассказывала она его смешно, в ролях. В общем, не жалко мне было тех денег:

Доярка с бодуна приходит к своей корове, спит еще, силов нет. Руки дрожат, а в голове отбойные перфораторы. Корова жалостливо так на нее посмотрела: "Что? Опять с перепоя? Ладно, ты уж просто за сиськи подержись. А, я так и быть, — попрыгаю".

Но более всего запомнил я другую встречу. Навсегда. Она дала толчок к пониманию некоторых вещей, а в особенности еще и то, что понимать не все нужно, потому что иногда понимать нечего, незачем и вообще — непонимаемо.

В трамвае ехал. Весна. Тогда еще не срыли все рельсы в городе, было мне уже лет двадцать, и, кажется, я как раз занимался тем, что бросал институт, стараясь сделать это минимально болезненно для себя (гроза армии) и для родных (шоп к новости подготовились и ознакомились с уже подготовленными реальными вариантами моего дальнейшего бытия). Тряский такой трамвай. Тогда ходили такие овальные по бокам чешские трамваи. И раздолбанные с момента схода с конвейера русские, угловатые, у них еще дверь в бок съезжает, а не гармошкой, как обычно. Ехал я, конечно же, в русском. И вижу: сидит, значит, моя бабка с другой. И та другая везет между колен своих прутики какие-то. В полиэтилен внизу обернутые. Саженцы, видимо. И судачат эти бабки про сельское хозяйство, оживленно так судачат. И даже, кажется, вспоминали, как раньше пшеницу с просом выращивали, а сейчас вот картоху все сажают...

Целую остановку я любовался на них. И нипочем ведь не скажешь про мою сумасшедшую, что она не в себе. Обычная бабка. Про саженцы которая говорит. С другой обычной бабкой, которая саженцы везет. И тоже про них говорит. И черт меня дернул рукой помахать приветливо. И через секунду я уже и не знал, на кого смотреть, потому что зрелищ было сразу два. И каждое я на всю жизнь запомнил. Огромные, невероятно огромные глаза и вытянутое в человеческий рост лицо пожилой женщины, везущей саженцы. Которая увидела, что соседка ее, ставшая, можно сказать, подругой уже трамвайной, хорошая такая соседка, и землю вот любит, и про саженцы... А тут вот что. И бабку мою, которая, увидев мое к ней внимание, свечкой взвилась к потолку, задрала платье, обнажив худые в синих жилах ноги и советские длинные такие в рюшку панталоны, и начала приплясывать, причем гопака какого-то вприсядку.

Васичко

Три любимых анекдота

30 сентября

user posted image

Не все почему-то разделяют мою любовь к ним. Анекдоты сами очень похожи: и там, и там, и там юмор держится на оксюмороне. Да, кстати, не думаю, что эти анекдоты кто-то не знает. Но они любимые у меня. Пусть будут.


Овцы
Скажем, 80-е годы прошлого века. Хотя может и в наше время подобные командировки бывают... Итак, идет геолог где-то по горам Кавказа, не первую неделю уже ходит, изучает свои бокситы и апатиты. И тут он встречает чабана, пасущего овец. Наше геолог чуть ли не бегом к этому почтенному дедку: людей уж сколько не видел, хоть словом перемолвиться б. И вот он подбегает, значит, и начинает степенный, как и положено, разговор:

— Хорошая погода сегодня, отец! Солнце-то как светит, с утра туман разогнало!
— Да, погода хорошая. И росы вот уже нет, и не слишком жарко при этом.
— Слушай, отец. А овцы-то твои много ль травы-то едят?
— Травы... Какие, черные или белые?
— Ну, белые, например!
— Белые где-то килограмм.
— А. А черные?
— Ну и черные где-то килограмм.

Постояли они еще чуть. И неугомонный геолог продолжил:

— Отец! А шерсти-то, шерсти дают много ль овцы-то?
— Гм. Шерсти. Смотря какие тебя интересуют. Черные или белые?
— Ну, белые, например!
— Ну белые где-то килограмма полтора.
— А. А черные?
— Ну и черные где-то полтора.

Геолог позеленел, понять не может, издеваются над ним, или просто менталитет такой.

— Отец! Что ж ты мне голову морочишь? Если и белые и черные одинаково едят, одинаково шерсти дают. Зачем переспрашивать, какие овцы именно?
— Ну, понимаешь. Белые-то овцы мои.
— А-а-а-а-а! — понимающе кивает геолог, — а черные?
— Ну и черные мои.


Предназначение
Умер мужик. Попадает на тот свет, топчется в Чистилище, где его, соответственно, рассмотрев, отправляют в ад. Аргументируя тем, что этот мужик свое Предназначение не выполнил.
— Как же так? — возмущается мужичок, — я вот особенно не пил, не обижал никого, заповеди не нарушал! Какое такое Предназначение? Что я должен был сделать?
— Помнишь, ты в кафе сидел ровно двенадцать лет три месяца и четыре дня назад? Там девушка была, солонку попросила передать.
— И что?
— Ну вот это оно и было, Предназначение твое.


Замочек
У одного мужика был замок в пупке. Он вот как родился, так вот сразу с этим вот замочком. И всю свою жизнь этот мужик ключ от замка этого искал. Не один десяток лет потратил на поиски. И неважно как, важно, что ценой неимоверных усилий и ежедневных занудных времязатрат, нашел таки наш герой подходящий ключ. С замиранием сердца вставил его в замочную скважину в пупке, повернул пару раз, и... И тут у него отвалилась задница.